Эвакуатор Гатчина, Гатчинский район

8-921-905-90-35

История

История Гатчинского района

Первые сохранившиеся о гатчинском крае сведения в русских письменных источниках датируются 1499 годом. В переписных оброчных книгах Вотской пятины перечислены многие селения, существующие в Гатчинском районе и ныне: Орлино, Куровицы, Грязно (Грязна), Суйда, Дягилино (Тяглино), Парицы, Хотчино (Гатчина), Пудость и другие. В XVII веке территория нынешнего Гатчинского района, за исключением небольшой его южной части, входила в состав Ингерманландского лена Королевства Швеции. В ходе Северной войны территория, некогда уступленная Швеции, возвращается в состав России. С основанием в 1703 году северной столицы, она заселяется русскими переселенцами и раздается приближенным царя. Часть земель нынешнего Гатчинского района отдается во владение супруги Петра I, будущей императрице Екатерине I, сыну царя - Алексею Петровичу, сестре царя - Наталье Алексеевне. В 1765 году владельцем Гатчинской мызы и приписанных к ней деревень с крепостными крестьянами-финнами становится граф Г.Г. Орлов. Он выстроил здесь великолепный дворец, который после его смерти, вместе с имением переходит в собственность наследника российского престола Павла Петровича. Цесаревич благоустроил Гатчину, а в 1796 году, когда стал императором, возвел ее в ранг города.

Гатчина на протяжении более, чем столетия развивалась как дворцовый город с летней резиденцией императоров. Почетные страницы истории нашего района связаны с именем А.С.Пушкина. Пушкинские места Гатчинского района: Суйда, Кобрино, Выра. Суйда и Кобрино были собственностью семьи Ганнибалов. Вначале владельцем селения Кобрино был прадед А.С.Пушкина - Абрам Петрович Ганнибал, затем владение переходит бабушке Пушкина - Марии Алексеевне. Документально не установлено, бывал ли Пушкин в имении своего прадеда, но дух великого поэта, безусловно, здесь и поныне. Здесь родилась мать поэта Надежда Осиповна Ганнибал. В старинной крестьянской избе, построенной в последней четверти XVIII века в деревне Кобрино расположился небольшой музей, посвященный няне А.С.Пушкина - Арине Родионовне. Выра - место, связанное с героями повести «Станционный смотритель» Самсоном Выриным и его дочерью Дуняшей. В XVIII веке Выра была третьей от Петербурга почтовой станцией на тракте, соединявшем столицу с югом России. Не менее тринадцати раз останавливался здесь сам Пушкин. Живописные окрестности Гатчины, Рождествено, Тайцев, Сиверской, Вырицы и других мест привлекали внимание петербургской знати, здесь строились усадебные комплексы, дачи и охотничьи дома. В начале ХХ века в этих местах (Батово, Выра, Рождествено) провел детство и юность знаменитый писатель и поэт Владимир Владимирович Набоков. Жители Гатчинского района гордятся своей малой родиной и вошедшими в его историю именами. Их список внушителен, назовем некоторых: сподвижник Петра I П.М. Апраксин, освобождавший Ижорскую землю от шведов, прадед А.С. Пушкина А.П. Ганнибал, няня великого поэта А.Р. Яковлева, поэты и писатели К.Ф. Рылеев, А.Н. Майков, М.Е. Салтыков-Щедрин, В.В. Набоков, художники И.Н. Крамской, И.И. Шишкин, Н.Я. Ярошенко, финский композитор Моозес Путро, архитекторы И.Е. Старов, А.Д. Захаров, А.И. Штакеншнейдер, фельдмаршал П.X. Витгенштейн, мореплаватель Ю.Ф. Лисянский, изобретатель ранцевого парашюта Г.Е. Котельников, заводчики И.Е. и Е.И. Ритинги, старец Серафим Вырицкий (В.Н. Муравьев) - вот лишь небольшая часть этого списка.

Город Гатчина

Территория, на которой расположен город Гатчина, парки и комплекс архитектурных ансамблей, с IX века являлась владением Господина Великого Новгорода. Она числилась в составе Дятлинского погоста Водской пятины. В переписной книге, составленной в 1499 году московским писцом Дмитрием Васильевичем Китаевым в связи с присоединением Ижорских (Водских) земель к Московскому государству, значится село «Хотчино над озерком Хотчиным».

Даже на старых картах видно, что река Ижора и другие близлежащие реки входили в систему древних торговых путей, связывавших северо-западную Русь с Москвой и Киевом. Именно поэтому на протяжении столетий ижорские земли были объектом борьбы новгородцев с польско-лнтовскими, шведскими и ливонскими захватчиками. В начале XVII века Россия, ослабленная польско-шведской интервенцией, междоусобицей боярских родов и действиями «царей-самозванцев», пошла на заключение мирного договора со Швецией, подписанного в 1617 году в селе Столбово вблизи города Тихвина.

По Столбовскому договору ижорские земли восемьдесят пять лет находились под шведским владычеством как часть Ингерманландского генерал-губернаторства. Во время Северной войны со шведами, 13 августа 1702 года, вблизи реки Ижоры в решительной схватке русские пехотный и конный отряды, которыми командовал Ф. М. Апраксин, одержали в Ингерманландии победу над войсками генерал-губернатора Крониорта. Этой датой открывается новая страница в истории Гатчины, вскоре означенная превращением небольшой мызы в вельможное поместье. Вероятнее всего, уже в 1708 году Петр I подарил Гатчинскую мызу любимой сестре — царевне Наталье Алексеевне.

За восемь лет Гатчинская мыза была благоустроена и стала походить на остальные мызы, принадлежавшие членам царской фамилии. В каждой такой мызе существовали господский дом, подобный сохранившемуся деревянному дворцу Петра I в Стрельне, избы для «ближних» и «дворовых людей», скотный и птичий дворы, теплицы, конюшни, погреба. Вблизи господского дома находились фруктовый сад, грядки с цветами и огороды. Во всех этих мызах утилитарное начало было выявлено более сильно, чем художественное. Но обычно живописное размещение всех строений, красота окружающего ландшафта, удобство природного местоположения, оцененное еще первыми поселянами, придавали мызам и художественную привлекательность. Неудивительно, что мызы позднее превращались в обширные нарядные поместья и пышные резиденции.

В начале октября 1716 года Петр I велел «приписать» Гатчинскую мызу к госпиталю, но уже в середине ноября ее передали царской аптеке. В 1718 году Петр предоставил мызу медику Роберту Арескину, а через год после его кончины ее отдали президенту «медицинской канцелярии и аптеки» И.Л. Блюментросту — брату И.Л. Блюментроста, лейб-медика Натальи Алексеевны и Петра и первого президента Петербургской академии наук. И.Л. Блюментрост не являлся независимым собственником Гатчинской мызы, а лишь пользовался ею в течение тринадцати лет. Об этом говорит весьма примечательный факт из «биографии» мызы. В августе 1726 года Екатерина I избрала Гатчину местом для торжественных проводов Анны Иоанновны в Курляндию. По указу от 8 июля 1732 года в связи с уходом И.Л. Блюментроста, которого Анна Иоанновна не жаловала, в отставку, Гатчинская мыза «отошла в казну».

Через полтора года, 28 февраля 1734 года, императрица Анна Иоанновна пожаловала Гатчинскую мызу с приписанными к ней деревнями обер - шталмейстеру князю А.Б. Куракину «в личное потомственное владение».

Александр Борисович Куракин (1697—1749) был одним из образованнейших людей своего времени. С 1722 по 1724 год он являлся послом России во Франции, энергично проводя петровскую внешнюю политику, устанавливая широкие контакты во всех сферах международного общения. За тридцать один год владения Гатчиной А.Б. Куракин и его наследники значительно преобразили мызу. Как явствует из «Плана Капорского уезда мызы Гатчинской с прибавкою владений двора е. и. величества действительного камергера князя Бориса Александровича Куракина», исполненного в 1746 году, по сравнению с масштабным изображением деревень Большая и Малая Гатчина мыза Гатчина по «пятну застройки» выглядит значительно внушительнее.

О характере и размерах хозяйства достаточно убедительно свидетельствуют данные, которые были опубликованы в 1765 году Куракиными в объявлении о продаже «мызы Гатчины с принадлежащими ей 20-тью деревнями, лежащими одна от другой в близости; в них по последней ревизии мужеска полу 1180 душ, угодий, пашни, пашенного лесу и перелесов 4309, сенного покосу 1183, лесов 1909, моховых болот 5410, выгону 114 десятин». Эти сведения дополняются и расширяются планами 1700-х годов и особенно живописной панорамой, исполненной художником И.Я. Меттенлейтером в 1792—1793 годах. Точкой наблюдения художник избрал Сигнальную башню дворца, откуда открывался вид на старую мызу, которая находилась на месте ныне существующих Ботанических садов и простиралась на восток вдоль дороги, ставшей впоследствии Большим проспектом.

Мызу в 1765 году купила Екатерина II, которая вскоре подарила ее Григорию Григорьевичу Орлову, присовокупив еще села Кипень, Щунгурово, Лигово и Ропшу. Небывалая щедрость Екатерины II по отношению к Григорию Орлову не вызывала удивления у современников. Она нашла и документальное объяснение историков. Утвердившаяся на троне императрица вознаградила не просто фаворита, а энергичного политического и военного деятеля, которому была более всего обязана своим воцарением.

Сын Григория Ивановича Орлова, офицера, лично известного Петру I, с 1722 года полковника Ингерманландского полка, участника войн с Турцией и Швецией, Григорий Григорьевич Орлов, так же, как его брат Алексей (будущий флотоводец) и три остальных брата, был приверженцем петровских преобразований, отличался инициативностью и стремлением к знаниям. Прусская ориентация Петра III была ему не по душе, и он, естественно, вошел в круг заговорщиков.

Двадцативосьмилетний Г.Г. Орлов храбростью и хладнокровием, проявленными и сражениях, образованностью, интересом к разнообразным областям науки выделялся среди приближенных Екатерины, в то время когда, по словам А.И. Герцена, «...двор и гвардия в самом деле обнимали все образованное в России». В день переворота — 28 июня 1762 года — Г.Г. Орлов был постоянно и всюду с Екатериной, являясь руководителем и побудителем самых решительных действий.

Графский титул всем братьям Орловым, воинские и придворные звания, высшие ордена лично Г. Г. Орлову стали подтверждением его роли как фактического руководителя всей государственной жизни России в 1762—1772 годах. Для характеристики Г. Г. Орлова немаловажен и тот факт, что он был одним из основателей и первым президентом Вольного экономического общества — первого научного общества России. Известно также, что он купил у наследников М. В. Ломоносова его архив, который хранил в своем Гатчинском дворце.

Роль Орлова как ближайшего и самого доверенного советника императрицы определила выбор ее подарка. Гатчина соседствовала с царскосельской резиденцией, была расположена на Ингерманландских землях, где воевал отец Орлова.

К тому же подаренная местность отличалась красотой и была заселенной. Здесь имелись каменные карьеры, что было важно для дальнейшего строительства. Орлов не только оценил роскошь царского подарка, но понял эстетическую прелесть удивительного природного района.

Об этом свидетельствует его письмо 1766 года, адресованное известному философу-просветителю Жан Жаку Руссо, который одним из первых среди европейских интеллектуалов обратил внимание на красоту естественной, «нетронутой или только слегка исправленной природы». Орлов писал Руссо о Гатчинской мызе: «Мне вздумалось сказать Вам, что в 60 верстах от Петербурга у меня есть поместье, где воздух здоров, вода удивительна, пригорки, окружающие озера, образуют уголки, приятные для прогулок, и возбуждают к мечтательности... Итак, милостивый государь, если такой уголок вам по вкусу, — от вас зависит поселиться в нем».

Орлов избрал Гатчину местом своего постоянного летнего пребывания и с размахом, который позволяли его почти неограниченные возможности, вел строительные и парковые работы. Он пригласил архитектора А. Ринальди, садоводов Дж. Гакета, Д. Шпарро, А. Буша, лучших мастеров, привлекал своих крепостных «огородников». Для украшения дворца приобретались художественные произведения, статуи, картины, мебель, книги, оружие. Орловский период истории Гатчины охватывает восемнадцать лет, из которых наиболее активным было первое десятилетие.

Зачинателем гатчинского дворцово-паркового ансамбля явился архитектор Антонио Ринальди, в творчестве которого отражен переход от изысканно-нарядного стиля рококо к строго сдержанному классическому стилю, опирающемуся на каноны античного зодчества. В 1754 году Ринальди переехал в Петербург, где стал архитектором наследника престола — будущего императора Петра III и его супруги — впоследствии Екатерины II. По их заказам он начал работать в Ораниенбауме (ныне город Ломоносов), отдав этому ансамблю более двадцати лет труда. В Ораниенбауме Ринальди создал ансамбль Собственной дачи с Китайским дворцом и Катальной горкой, дворец Петра III.

В Гатчине Ринальди построил строгий величавый замок с башнями, воздвигнул Чесменский обелиск и Колонну Орла, создал грот «Эхо», оформляющий подземную галерею, идущую из дворца к озеру, Восьмигранный колодец. Он разработал и первоначальную планировку парка в пейзажном духе. Тогда же по его проекту устраиваются обширные регулярные композиции, оранжерейно-огородные плантации в юго-западной части Дворцового парка и огромный Зверинец.

Ринальди с большим мастерством воплотил тему романтического парка и охотничьего замка. Неповторимую прелесть ансамблю придали широкое использование в постройках местного камня, добываемого в окрестностях Гатчины — Пудости, Парице, Чернице, учет особенностей, своеобразия рельефа и характера северной природы.

Огромный, величавый озерно-лесной парк, связанный со Зверинцем и окружающим ландшафтом, был причислен уже современниками к лучшим произведениям архитектуры той поры.

Быт «гатчинского помещика» Орлова был тесно связан с царскосельской резиденцией. Камер-фурьерский журнал Екатерины II, где фиксирование подробности придворной жизни, пестрит записями о посещениях императрицей Гатчины и ее времяпрепровождении здесь. Это и «обеденное и вечернее кушание», и «прогуливание» пешком и в таратайках по увеселительным местам и по озеру в маленьком ботике, и «забава в карты» то «в галерейке на берегу озера», то в прибрежной роще, огороженной «забором» из холста, и очень часто егерская или соколиная охота.

В 1783 году Екатерина приобрела у наследников Григория Орлова «мызу Гатчину с принадлежащими к ней пятью деревнями и мызу Греблову с одною деревнею». Эти обширные владения с добавлением Ново- и Староскворицких мыз Екатерина 6 августа подарила наследнику престола Павлу Петровичу, особо выделив в указе дом «со всеми находящимися мебелями, мраморными вещами, оружейною, оранжереею и материалами».

Так началась новая страница в истории старинной мызы. С 1783 года на протяжении тринадцати лет она являлась великокняжеской резиденцией, а затем пять лет императорской.

За девять месяцев до «гатчинского подарка», в ноябре 1782 года, Павел вернулся из длительного заграничного путешествия, которое он совершил вместе с супругой под именем графа и графини Северных. Впечатления от этой поездки, особенно от осмотра во Франции резиденции принцев Конде — Шантийи, и сказались затем в дальнейшем развитии гатчинского ансамбля.

В 1782 году в Польше Павлу был представлен архитектор Винченцо Бренна, которому суждено было сыграть значительную творческую роль в развитии ансамблей Павловска и Гатчины.В Гатчине по проектам В. Бренны была осуществлена переделка фасадов дворца и многих его интерьеров, которые обрели более пышный и помпезный облик. По его проектам возведены ансамбль парадных ворот и мостов, павильоны Венеры и Орла, Лесная оранжерея, терраса-пристань. Бренна построил также связанное с Дворцовым парком здание конюшен и ансамбль площади с обелиском Коннетабля.

Немалую роль в формировании гатчинского ансамбля сыграл и выдающийся зодчий А. Д. Захаров, который впоследствии прославился постройкой Адмиралтейства в Петербурге. Он проектировал так называемый Горбатый и Карпичный мосты, Холодную ванну, монументальные здания Птичника и Фермы. Кроме того, Захаров вел большие работы в Кухонном каре дворца, где строилась спроектированная им церковь. Сохранился также захаровский проект монастыря святого Харалампия в романтическом духе, с декоративными элементами средневекового искусства.

Здание дворца Приорат, ставшее ярким поэтическим символом Гатчины, возведено в 1790-х годах по чертежам Н. А. Львова (1751 —1804). Один из выдающихся деятелей русской культуры, Львов известен не только как архитектор, но и как поэт, зодчий, музыкант, переводчик, драматург, художник, ученый. В парке Зверинец по проекту Львова построили мост-руину с каскадом и специальным бассейном для инсценировок морских сражений. Для театрализованных рыцарских турниров Львов устроил в Дворцовом парке Амфитеатр.

1783—1801 годы знаменательны и для судьбы Гатчинской мызы, которая с 1796 года получила статус города и собственный герб.

В этот период сложилось своеобразное социально-историческое явление, которое получило у историков эпитет «гатчинское».

Эвакуатор Гатчина 24/7 905-90-35

   Вызвать эвакуатор

тел 8-921-905-90-35                                               

Круглосуточно.                                                            

Быстро.                                                             

Точно во время!                                                        

Эвакуатор Сиверская 

Эвакуатор Вырица. 

Эвакуатор Гатчина. 

Эвакуатор Гатчинский район .